Запрет телеканалов Медведчука сломал стране шаблон

Володимир Маркопольский 11, Февраль 2021, 11:34 1633

Прежде роли были расписаны. На одном фланге – хранители украинского суверенитета, на другом – пасынки кремлевского дракона. А посередине – случайно подобранное президентское монобольшинство. Владимир Зеленский выглядел как спонтанная пауза перед решающей битвой за украинское будущее. Пока он сам не решил в нее ввязаться.

Теперь политический GPS приходится перенастраивать. Трансформация шестого президента ставит под удар позиции пятого. Медиакастрация партии Кремля дала Зеленскому шанс на новое амплуа. То самое, за которое многие в Украине были готовы прощать самые разные прегрешения. Статус Ланселота в стране один, а вероятных претендентов, возможно, уже двое.

Украинская политика остается вождистской. Качество решения меряется автором, а не повесткой. Когда несколько лет назад Петр Порошенко запрещал российские соцсети и телеканалы – его оппоненты хором твердили о свободе слова и диктаторских замашках. А сегодня эти же люди аплодируют решению Владимира Зеленского и говорят о том, что “давно пора”. Скрины не горят, но кого это когда останавливало?

Впрочем, это правило работает в обе стороны. Скепсис по отношению к шестому президенту страны заставляет многих обесценивать наложенные им санкции. Зеленского подозревают в “многоходовке” и “сговоре”, “половинчатости” и “замыливании глаз”. Принцип Бродского во всей своей монументальности: “Если Евтушенко против колхозов, то я за”.

Впрочем, скепсис тех, кто не склонен верить Зеленскому, отчасти объясним. В анамнезе шестого президента страны – дело Рифмастера и обмен беркутовцев, Олег Татаров и Ирина Венедиктова. Даже если Банковая сумеет отстоять введенные санкции – к ней останется немало вопросов со стороны тех, кто привык видеть в ней капитулянта. Впрочем, справедливости ради нужно отметить, что еще месяц назад диалог между скептиками и властью попросту был невозможен.

У решения Владимира Зеленского есть и еще один аспект – электоральный. Президентский рейтинг падал. Избиратели монобольшинства начинали возвращаться по прежним партийным квартирам. Те, для кого Зеленский был недостаточным капитулянтом – уходили к ОПЗЖ и Шарию. Те, для кого он был избыточным – искали альтернативы. В какой-то момент начало казаться, что монобольшинство держат на плаву не столько их собственные достижения, сколько антирейтинг конкурентов.

Запрет пророссийских телеканалов все изменил. Можно спорить о том, что стало причиной этого шага. Можно гадать о том, станет ли эта политика долгосрочной. Но санкции против Медведчука окончательно лишат Владимира Зеленского голосов тех, кто видел в нем переговорщика для примирения с Москвой. Избиратель ОПЗЖ “вернется в родную гавань”, а это значит, что президенту придется искать ему замену. И весь вопрос в том, где именно Зеленский решит открывать свой мобилизационный пункт.

Каждый президент проходит свою эволюцию. Те, кто был против Кравчука в 91-м – шли голосовать за него в 94-м. Те, кто был против Кучмы в его первую кампанию – вынуждены были поддержать его во время второй. В избирательных кабинках люди выбирают меньшее зло, а потому президенты столь щепетильны в подборе для себя спарринг-партнеров.

Еще недавно Зеленский пытался угодить всем, но решение о санкциях сокращает ему пространство для маневра. Возможно, мы станем свидетелями тому, как шестой президент страны станет понемногу играть на поле пятого. В конце концов, люди порой становятся заложниками единожды сказанного и сделанного. А украинская история знает немало примеров тому, как глава государства меняет свое амплуа.

Впрочем, было бы наивно говорить сегодня о том, какое будущее ждет шестого президента страны. Люди не калькуляторы – и сухая логика редко способна служить для них единственным мотивом поведения. Нынешний год станет определяющим в вопросе о том, какой будет эволюция главы государства. Равно как и в вопросе того, случится ли она вообще.

Но если она случится – будет ошибкой ее не заметить.

Павел Казарин