«Санкции для каналов Медведчука»: что означает молчание Тимошенко

Ірина Дубровська 8, Февраль 2021, 22:18 1374

С момента появления информации о применении санкций в отношении пророссийских каналов” 112 Украина», NewsOne и ZIK, а также их владельца Тараса Козака, прошла уже почти неделя. За это время на указ президента успели отреагировать все — от его сторонников к ненавистников, от тех, кто считает себя политиком или экспертом, до настоящих тяжеловесов. Кроме одного человека, который обычно прилагает все усилия, чтобы его голос перекрывал все остальные.

Сказать, что появление известия о применении санкций к “группе Медведчука” произвело фурор – значит не сказать ничего. Многим “публичным лицам” пришлось быстренько “менять курс” – от попытки убедить кого-то в том, что “каналы Медведчука” “не враги” и поздравлений “их профессиональной деятельности”, до обвинений Петра Порошенко (и даже немножечко Джо Байдена, представьте себе!) в том, что он не закрыл эти каналы раньше.

Кое – кто вообще успел подзабыть, как всего три года назад собиралась бороться за один из подсанкционных каналов, NewsOne, называя саму идею его закрытия — “идиотизмом” и обещая “дать бой” попыткам его закрыть (хотя тогда ни о каком закрытии речь даже не шла). Зато в 2021 концепция изменилась настолько, что NewsOne “внезапно” стал рупором Путина в Украине, и его “давно надо было” закрыть (здесь возникает вопрос, почему же Владимир Александрович так долго давал возможность транслировать рупора Путина).

Кое-кто пытался объяснить решение президента. Например министр культуры Ткаченко заявил, что указ о санкциях появился тогда, когда появились юридические основания для их применения (но это не точно) и тут же сообщил, что будет инициировать блокировку и YouTube-аккаунтов “112 Украина”, NewsOne и ZIK. Глава СБУ заявил, что это решение направлено на защиту территориальной целостности Украины и является последовательным шагом в борьбе с российской агрессией. А секретарь СНБО Данилов пообещал, что владелец подсанкционных каналов Тарас Козак станет не единственным нардепом текущего созыва, на кого будут наложены санкции, и этого же следует ожидать и некоторым другим телеканалам. Здесь получилось интересно, потому что Владимир Зеленский в те же дни говорил представителям медиа немного противоположное, мол, им нечего волноваться. Арсен Аваков попытался возглавить «крестовый поход» против Медведчука, заявив, тот обязательно будет отвечать за свою историческую роль (однако о начале какого-то расследования в отношении Медведчука тактично промолчал) и предупредил, что полиция предоставит “жесткий и адекватный ответ” на попытки совершить какие-то провокации. Петр Порошенко похвалил СБУ за удачную спецоперацию, напомнив, что основа для санкций была заложена еще при его каденции, а заодно напомнил Владимиру Зеленскому, что российское медийное присутствие в Украине не ограничивается тремя подсанкционными телеканалами.

Не молчали и критики решения президента. Например, в ОПЗЖ немного попели и пригрозили Зеленскому импичментом (к счастью, обошлось без стуков ботинками по трибуне). Глава Национального союза журналистов Сергей Томиленко заявил, что указ о применении санкций является “наступлением на свободу слова” и анонсировал обращение в международные институции (там, правда, решение Зеленского наоборот, нашло сдержанное одобрение, как и у ряда профильных общественных организаций).

Проскользнуть между капельками, чтобы устроиться на оба стула попытался лишь спикер ВР Дмитрий Разумков, который сообщил, что за решение о применении санкций не голосовал, но не из-за принципиального несогласия, а за “отсутствие дополнительной информации от СБУ” и необходимости применять в таких случаях не механизм санкций, а привлекать к уголовной ответственности. Чего бы господин Разумков ни стремился достичь таким маневром, ему это не удалось – прилетело из обоих лагерей, но в целом спикер не настолько кому-то интересен, чтобы на его маневры слишком обращали внимание.

Во всей этой канонаде мыслей, одобрений, возмущений, угроз и переобуваний в прыжке, не хватало лишь одного голоса – той, которая даже буднично пытается затмить собой все информационное пространство. Громко молчала только Юлия Тимошенко.

Вообще, молчать так, чтобы тебя услышали и поняли без слов – это большой талант и мастерство. Однако, настоящим мастерством является умение донести молчанием именно нужный смысл, а еще лучше такой, чтобы каждый нашел в молчаливом послании что-то близкое самому себе, а не выдать то, что очень хочется скрыть. А в случае с госпожой Тимошенко сквозь глухую завесу молчания просматривается именно второй вариант – Юлия Владимировна, очень мягко говоря, не в восторге от прекращения вещания “112 Украина”, NewsOne и ZIK, в эфире которых она блистала. Возможно, вскоре это подтверждается и показателями рейтингов, которые отреагируют на перерыв в сеансах индоктринации “обнищание”, однако даже общедоступной пока информации достаточно, чтобы сделать такой вывод.

Отношения Юлии Владимировны с “підсанкційною троицей” является достаточно давними и стабильными – она регулярно ходит на эфиры, ее выступления вне телестудиями транслируют на публичных площадках “каналов Медведчука” и это сотрудничество продолжается уже не первый год. Не обходилось и без эксцессов-так, например, в 2017 г-жа Тимошенко заявила, что ее не допускают на телеэфиры (замечательный анекдот, не так ли?), обвинив, кого бы вы думали – конечно же Порошенко, в “репрессивном контроле телеканалов”. В ответ на такое обвинение в “112 Украина” посчитали и сообщили, что Юлия Владимировна с однопартийцами сумели целых 56 раз как-то обойти “репрессивный контроль Порошенко над каналом и выступить в прямом эфире.

В 2020-2021 годах ситуация не слишком изменилась – Юлия Тимошенко регулярно выступала в эфирах підсанкційних “112 Украина”, NewsOne и ZIK со своими классическими хитами “Тарифы теряют украинцев”, “Власть ничего не делает (но я вот туточки)”, “Нужен “настоящий патриотизм™”, а не героические лозунги”, “Поднимать зарплаты надо “простым людям™”, а не иностранным агентам” (да-да, намек на Сороса, куда же без него), “Народ™” против МВФ”… При этом госпожа Тимошенко технически маневрировала между критикой деперсоніфікованої “власти” (которую украинцы не любят независимо от ее персонального состава) и упреками в сторону вполне конкретных лиц, например, руководства “Нафтогаза” и господина Витренко (помним, что газ – традиционная тема Юлии Владимировны), Петра Порошенко и чиновников периода его каденции. В последнее время госпожа Тимошенко избегала вспоминать лихим словом разве что Владимира Зеленского и людей, с ним связанных, максимум – предлагала им “помощь” и набивалась в коалицию.

В общем, за прошлый год и первые недели года текущего, Юлия Тимошенко выступала в прямом эфире подсанкционных каналов более двух десятков раз, и это не учитывая выступлений ее однопартийцев и транслирования ее внеэфирных речей. Все бережно сохранено на официальном сайте ВО “Батькивщина” (например вот так, так или вот так), страницах телеканалов в Facebook (ток-шоу Натальи Влащенко, ток-шоу “19”, программа “Большой вечер”, эфир на NewsOne) и их YouTube-каналах (пока их еще не забанил господин Ткаченко).

Собственно, по запросу “санкции” на сайте ВО “Батькивщина” за 2021 год можем найти лишь заявление господина Немыри относительно Никарагуа (да и то он там требует больше времени “на изучение вопросов”). Ну и еще господин Наливайченко в декабре 2020 года рассказывал о своем законопроекте (чем его не устраивает действующий закон “о санкциях”, там не сказано). Такая же тишина и на партийной странице “Батькивщины” и официальном аккаунте самой госпожи Тимошенко в Facebook.

Чуть ли не на протяжении всей каденции Владимира Зеленского Юлия Тимошенко пыталась вернуться в исполнительную власть. Сначала ее мечты наталкивались на незаинтересованность команды Владимира Зеленского – там сами справлялись с распределением должностей и направлений и не видели причин с кем-то делиться. Впоследствии – на отношение многих людей из команды Зеленского к сотрудничеству с “Родиной”, которое колеблется от напряженной осторожности до “только через мой труп”. И как только удалось наладить контакты с главой ОП и частью руководства “слуг” – между Юлией Владимировной и прыжком в кресло премьера спин коалиции “Слуги” и “Батькивщины” пролегло пропасть в виде решения Зеленского прекратить деятельность крупнейшего медіамайданчика Тимошенко.

А за ним виднеется и стена забвения, которая и так уже нависает над рейтингами Юлии Владимировны. А еще, придется так или иначе выбирать, поскольку варианта “и нашим, и вашим” уже не осталось – атака на Медведчука (а фактически на его хозяина) эту политику похоронила, чему доказательством служат недавние заявления господина Кравчука.

Очевидно, что Юлия Владимировна не сдастся и не оставит намерения взять то, что, по ее мнению, принадлежит только ей. Но как теперь проходить курс госпожа Тимошенко к этой цели остается пока догадываться.

Назар Черный